язык интерфейса

Законодательство РУз

Законодательство РУз/ Судебные акты/ Изложение судебных актов (решений, постановлений) хозяйственных судов РУз по отдельным делам/ Постановления кассационной инстанции с комментариями/ По иностранным инвестициям/ По спору о применении иностранным инвестором льготы по уплате НДС

Полный текст документа доступен в платной версии. По вопросам звоните на короткий номер 1172

ПО СПОРУ О ПРИМЕНЕНИИ

ИНОСТРАННЫМ ИНВЕСТОРОМ

ЛЬГОТЫ ПО УПЛАТЕ НДС


Опубликовано в НТВ N 13 (505) от 30 марта 2004 г.

Комментарий действует на момент выхода газеты



СУТЬ ДЕЛА


Совместное предприятие с апреля 2001-го по март 2003 года ввозило на таможенную территорию Узбекистана товар для использования в собственном производстве. Во всех случаях по требованию таможенников оно производило уплату налога на добавленную стоимость. Позже СП обратилось в хозяйственный суд с требованием о признании действий должностных лиц таможенного органа  в части требований по уплате НДС незаконными и о возврате уплаченных сумм налога в полном объеме.


ПОЗИЦИЯ СП


Совместное предприятие является производственным предприятием с иностранными инвестициями, доля иностранного инвестора составляет 90 процентов уставного капитала. В общем составе работников более 50 процентов - инвалиды. СП имело льготу по уплате НДС при ввозе импортных товаров, которая в начале 2002 года была для него формально отменена. Таким образом, предприятие может в течение 10 лет с даты регистрации не уплачивать НДС, в связи с чем уплаченные ранее суммы данного налога за период с апреля 2001-го по март 2003 года подлежат возврату таможенным органом в полном объеме.



ПОЗИЦИЯ ТАМОЖЕННОГО ОРГАНА


Налог на добавленную стоимость относится к разряду таможенных платежей. Предприятие может применять положения законодательства, гарантирующие предоставление льготного 10-летнего периода в части внесения изменений в налоговое законодательство. Исчисление и уплата таможенных платежей, в том числе НДС по импортируемым товарам, налоговым законодательством не регулируются. Поэтому в данном случае неправомерно применять положения Закона "О гарантиях и мерах защиты прав иностранных инвесторов" от 30 апреля 1998 года N 611-I.



РЕШЕНИЕ СУДА


Суд, изучив материалы дела, выслушав объяснения сторон, пришел к следующим выводам:

- совместное предприятие было зарегистрировано в 1995 году и относилось к производственным предприятиям с иностранными инвестициями;

- штатная численность сотрудников предприятия более чем на 50 процентов состояла из инвалидов, что было подтверждено локальными документами по предприятию;

- согласно части второй статьи 31 Закона "О социальной защищенности инвалидов в Республике Узбекистан" от 18 ноября 1991 года N 422-XII СП было освобождено от уплаты всех видов налогов, за исключением налога за пользование недрами;

- в соответствии с Законом "О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Узбекистан" от 7 декабря 2001 года N 320-II льгота по уплате НДС для СП как юридического лица, в котором работало более 50 процентов инвалидов, была отменена;

- отмена льготы для СП рассматривается как ухудшение условий инвестирования, в связи с чем к иностранным инвестициям применяется установленный Законом "О гарантиях и мерах защиты прав иностранных инвесторов" 10-летний с момента инвестирования гарантийный период применения законодательства, действовавшего до внесения изменений, ухудшивших условия инвестирования.

Таким образом, суд решил, что уплаченные за рассматриваемый период денежные средства в счет оплаты налога на добавленную стоимость подлежат возврату предприятию в полном объеме. Апелляционная и кассационная инстанции хозяйственного суда в целом подтвердили правомерность и обоснованность выводов и решения суда первой инстанции. Однако Высшим хозяйственным судом было указано, что возврату подлежат уплаченные суммы НДС не в полном объеме заявленных требований, а лишь частично - только за период с апреля 2002-го по март 2003 года, поскольку согласно статье 113 Таможенного кодекса суммы излишне уплаченных таможенных платежей подлежат возврату либо зачету в счет будущих платежей по требованию плательщика в течение одного года с момента уплаты. Поэтому суд кассационной инстанции посчитал неверными выводы судов предыдущих инстанций об удовлетворении требований предприятия в полном заявленном объеме. Исходя из этого необоснованными в постановлении кассационной инстанции были признаны требования о возврате сумм уплаченного НДС за период с апреля 2001 года по март 2002 года. При этом кассационная коллегия Высшего хозяйственного суда  не согласилась с доводами таможенного органа о том, что положения Закона "О гарантиях и мерах защиты прав иностранных инвесторов" в части освобождения от уплаты НДС по импортируемым товарам не подлежат применению ввиду того, что указанный налог относится к категории "таможенных платежей" и его взимание налоговым законодательством не регулируется.  




К О М М Е Н Т А Р И Й


При анализе рассмотренного спора важно сосредоточить внимание на следующих вопросах:

1) правомерно ли использовать категорию "ухудшение условий инвестирования" применительно к отмене льгот по налогу на добавленную стоимость по импортируемым товарам;

2) подлежат ли применению положения Закона "О гарантиях и мерах защиты прав иностранных инвесторов" в части права на использование гарантийного десятилетнего периода применения льготного законодательства при отмене льгот по уплате налога на добавленную стоимость по импортируемым товарам;

3) в течение какого периода сумма излишне уплаченного НДС по импортируемым товарам подлежит возврату.

В соответствии с частью четвертой статьи 3 Закона "О гарантиях и мерах защиты прав иностранных инвесторов" "в случае,   если последующее законодательство Республики Узбекистан ухудшает условия инвестирования, то к иностранным инвестициям в течение десяти лет с момента инвестирования применяется законодательство, действовавшее  на  дату  инвестирования". Как мы видим, данное положение носит общий характер действия и не указывается на нераспространение его на отдельные категории правоотношений, в том числе по уплате налога на добавленную стоимость по импортируемым товарам.

В законодательстве не указывается на то, что следует понимать под "ухудшением условий инвестирования". Поэтому при толковании данного понятия хозяйственные суды исходят прежде всего из характера влияния тех или иных изменений, вносимых в действующее законодательство, на правовое положение иностранных инвестиций, в частности, на объем дохода, получаемого иностранным инвестором от вложения и обращения инвестиций на территории Узбекистана.

В соответствии с частью первой статьи 3 Закона "Об иностранных инвестициях" от 30 апреля 1998 года N 609-I иностранными  инвестициями  на  территории республики признаются все виды материальных и нематериальных благ и прав на них,  в том числе права на  интеллектуальную собственность, а также любой доход от иностранных инвестиций, вкладываемых иностранными инвесторами  в объекты предпринимательской и других видов деятельности, не  запрещенных законодательством, преимущественно в целях получения прибыли (дохода).

Формы осуществления иностранных инвестиций приводятся в статье 5 указанного Закона, в качестве одной из которых выступает долевое участие в   уставных фондах хозяйственных обществ и товариществ, созданных совместно с юридическими и (или) физическими лицами Узбекистана. В рассмотренном случае в уставном капитале юридического лица доля иностранного инвестора составляла 90 процентов. Численность инвалидов в общем составе работников юридического лица превышала пятьдесят процентов, поэтому совместное предприятие (производственное предприятие с иностранными инвестициями) согласно части второй статьи 31 Закона "О социальной защищенности инвалидов в Республике Узбекистан" было полностью освобождено от уплаты  налогов,  за  исключением  налога  за  пользование  недрами. Таким образом, СП на момент создания не являлось и плательщиком налога на добавленную стоимость.

В соответствии с пунктом 7 девятого раздела Закона "О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Узбекистан" от 7 декабря 2001 года N 320-II ввозимые товары были исключены из пункта 35 части первой статьи 71 Налогового кодекса (в редакции Закона "О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Узбекистан" от 25 декабря 1998 года N 729-I) и не рассматривались в качестве объектов, к которым применялась льгота в виде освобождения от уплаты НДС. До этого момента указанный пункт содержал общее указание на то, что от налога на добавленную стоимость освобождались "юридические лица, в общей численности которых работает не менее пятидесяти процентов инвалидов, кроме занимающихся торговой, посреднической, снабженческо-сбытовой и заготовительной деятельностью".

Таким образом, при прочих неизменных условиях отмена льготы по НДС для предприятия с иностранными инвестициями не могла не отразиться негативно на размере дохода, получаемого иностранным инвестором от участия в уставном капитале СП. Исходя из указанной позиции рассматриваемое изменение, внесенное в статью 71 Налогового кодекса Законом N 320-II, было расценено судом как "ухудшение условий инвестирования".

Использование гарантии, установленной частью четвертой статьи 3 Закона "О гарантиях и мерах защиты прав иностранных инвесторов",  в виде десятилетнего периода применения к иностранным инвестициям законодательства, действовавшего до внесения изменений, относимых к категории "ухудшающие условия инвестирования", не имеет установленных законом пределов действия по отраслям законодательства. Таким образом, вносимые в действующие нормативно-правовые акты изменения могут быть признаны судом "ухудшающими условия инвестирования" вне зависимости от того, к какому законодательству эти нормативно-правовые акты относятся - налоговому, таможенному или другому. 

Исходя из сказанного Закон "О гарантиях и мерах защиты прав иностранных инвесторов" не имеет формальных ограничений в пределах его действия по каким-либо отдельным  отраслям действующего законодательства, поэтому отмену  для СП льготы по НДС по импортируемым товарам суд признал  "изменением, ухудшающим условия инвестирования" для иностранного инвестора - учредителя данного юридического лица.  На этот момент важно обратить особое внимание при возникновении споров, связанных с обращением иностранных инвестиций на территории республики.

В соответствии с частью четвертой статьи 3 Закона "О гарантиях и мерах защиты прав иностранных инвесторов" "иностранный инвестор имеет право по своему усмотрению применять те положения  нового законодательства, которые улучшают условия его инвестирования". В рассмотренном споре суд подтвердил право иностранного инвестора применить в отношении созданного им юридического лица десятилетний с момента инвестирования  период льготного налогообложения в части освобождения от уплаты НДС по импортируемым товарам и, соответственно, право СП требовать от таможенного органа возврата сумм уплаченного при ввозе товаров налога на добавленную стоимость.

Что касается объема уплаченных совместным предприятием денежных средств в виде НДС, право на возврат которых было подтверждено судами трех инстанций, то здесь можно сказать следующее. В соответствии со статьей 113 Таможенного кодекса суммы излишне уплаченных таможенных  платежей подлежат возврату  либо зачету в счет будущих платежей  по требованию плательщика  в течение одного  года с момента уплаты таких платежей в порядке, предусмотренном законодательством. Как следует из сути рассмотренного судом спора, юридическим лицом было заявлено требование о возврате сумм уплаченного НДС за два предшествующих до подачи заявления года. Суд признал правомерным требования СП только в отношении сумм налога на добавленную стоимость, уплаченного в течение одного (последнего) предшествующего года. Таким образом, в данном случае срок, указанный в статье 113 Таможенного кодекса, был применен судом в качестве специального срока исковой давности. Согласно статье 151 Гражданского кодекса для отдельных видов  требований  законодательными  актами  могут устанавливаться специальные  сроки  исковой  давности,  в том числе сокращенные, по сравнению с общим сроком. Обозначенный момент субъектам также важно иметь в виду при оценке своего положения как плательщиков.



Данная публикация осуществлена благодаря

технической поддержке, оказываемой Германским обществом

по   техническому   сотрудничеству